Продажа натурального мёда в Красноярске

Сибирский мёд с предгорья Саян

Фермерское хозяйство семьи Старчевских. Красноярский край, Боготольский район.

Жми чтобы выбрать мёд

24honey.ru

Интернет-магазин


Магазин №1

Новосибирская, 5


Магазин №2

Парижской Коммуны, 9





Трудно улучшить то, что природа улучшала миллионы лет

Опубликовано: 14 Апр 2017. Просмотров: 196. Печать страницы
Печатка от среднерусских пчел

Печатка от среднерусских пчел

«Правильные пчёлы». Породы пчёл.

Расхожая фраза «правильные пчёлы», заимствованная из юмора, приобрела реальное воплощение в практике. Но уже с определённым практическим смыслом. И в этом нет ничего пред рассудительного, каждому пчеловоду хочется иметь самых лучших, самых совершенных пчёл. Дело в том, что одному хочется иметь самых медовых пчёл, другому — самых кротких, миролюбивых, третьему — самых зимостойких, четвёртому — неройливых и т.д.

Получается, что, стремясь к поиску совершенных пчёл, пчеловод уверен – со временем самые лучшие пчёлы обязательно будут на его пасеке. Иначе и быть не должно. Стимулом для подобной уверенности служат различные породы скота, лошадей, птиц созданные селекционерами в зависимости от потребностей хозяйственной деятельности. Значит и в пчеловодстве где-то обязательно должны быть желанные правильные пчёлы, которые отвечали бы самым придирчивым запросам и вкусам. Да вот незадача, что у каждого из нас запросы слишком уж разные. Где же взять ту идеальную пчелу, которая устраивала бы всех?

Ответ вроде бы на поверхности – вывести такие совершенные породы, как подобное делалось в животноводстве. Учёные не бездействовали. Было потрачено немало сил, времени, средств во всём мире, но, увы, рукотворной породы пчёл не получилось.

Методики скрещивания, применяемые в животноводстве, оказались неприемлемы для пчеловодства. Более того, наоборот, помеси после второго поколения теряют все самые лучшие качества исходных пород, а все самые отрицательные, ранее присущие этим породам, консолидируются. Причём в последующих поколениях подобное происходит по возрастающей. Почему так происходит?

Давайте проследим пути передачи и закрепления наследственности у крупного рогатого скота и у пчёл. У крупного рогатого скота селекционер оценивает коров и быков в зависимости от направления (молочное или мясное) и по результатам бонитировки и ХПП подбирает пары для скрещивания. То есть вот она корова, взрослая половозрелая особь с известной продуктивностью, вот он бык с нужными селекционными качествами.

Отличие в селекции у пчел и коров

  1. Матка с трутнем являются производителями потомства, но мёдопродуктивность и другие ХПП признаки оцениваются по рабочим пчёлам – это первое различие.
  2. Бык имеет мать и отца, а трутень не имеет отца – это второе различие.
  3. Корова скрещивается с одним производителем — быком, а матку оплодотворяют до десятка различных трутней. Соответственно, пчёлы одной семьи по отцовской линии далеко не все родные кровные сёстры, чего не может быть в животноводстве за период одного отёла – это третье различие.
  4. Желая получить новое потомство маток, пчеловод берёт яйцо, т.е. это зигота, а не взрослая особь (корова), в чём коренное отличие и очень существенная разница – это четвёртое различие.
  5. В руках селекционера для животноводства действенными инструментами являются целенаправленное кормление и выращивание в заданных зоогигиенических условиях. Составляются сбалансированные рационы в зависимости от молочного или мясного направления. В пчеловодстве пчёлы сами составляют рационы как сотни и тысячи лет назад было без вмешательства человека, более того человек никоим образом не сможет в этот процесс вмешаться. Особенно разительно то, что с одного и того же оплодотворённого яйца может родиться матка, а может и рабочая пчела. Всё под воздействием чудодейственного корма, который пчёлы выдают по собственному, только им ведомому меню. Разве в каком-то животноводстве что-то подобное мыслимо? Это пятое крайне важное различие. 

Ещё в прошлые, уже теперь далёкие годы советские учёные-пчеловоды А.С. Михайлов, А.Ф. Губин, И.А. Халифман доказали, что наследственные качества могут передавать также и пчёлы, воспитывающие маток, трутней, рабочих пчёл через выделяемое молочко, которым они кормят личинок. К сожалению, тогда в начале, да и долгие годы потом данное открытие проигнорировали, пока повсеместно не упёрлись в непреодолимую преграду. 

На сайте в статье «Породы пчёл – проблема номер один в современном пчеловодстве» дан подробный анализ исторического пути исследования, изучения, поиска совершенства пород пчёл.

В тех странах, где гибридизацию оценили как тупиковый путь и перешли на чистопородное разведение, успехи всё заметнее с каждым годом. Для Алтая, да и Сибири в целом многократные помеси перевалили рубеж кричащей проблемы. Для полноты понимания сложившейся обстановки давайте вернёмся к истокам пчеловодства, чтобы оценить, что мы имели, что надо бы взять сегодня на вооружение и что, конечно, нужно отвергнуть.

По природно-климатическим и медосборным условиям Алтай подразделяется на четыре очень различные зоны: степная, горностепная, горнолесная, высокогорная или альпийская. Традиционно пчеловодство базировалось в горнолесной, таёжной зоне. Это самая насыщенная, густо заселённая пчёлами зона была таковой на протяжении более 200 лет.

Здесь более мягкий климат, менее подвергается засухе, в основном, безветрие, зимой устойчивый снежный покров. Главными медоносами являются верба, жёлтая акация, дягиль сибирский, кипрей, русянка, разные виды лесных осотов. Основные медоносы горностепной зоны: верба, ферула (омик), мальва (хатьма), душица, мордовник, кипрей, серпуха.

Мёд с соссюреи

Высокогорная зона богата особо ценным медоносом – соссюреей или как пчеловоды называют её белковкой, кисточкой, горькушей. Мёд с соссюреи мог бы, пожалуй, затмить известный с мануки. Просто одиночки-пчеловоды не в силах его популизировать на столь высоком уровне с одной стороны, а с другой — столь эксклюзивный сорт производится в очень ограниченном количестве. В 60-е годы контейнер такого мёда из Коробихинского пчелосовхоза ВКО отправляли непосредственно в Кремль. Также в альпийской зоне изобилие золотарника, кипрея, серпухи. Весной хорошим подспорьем является верба и кандык сибирский. Степная зона бедна дикоросами и она в прошлом была практически без пчёл, за небольшим исключением мелких пасек.

Уходя вглубь прошлого дореволюционного, потом прослеживая времена НЭПа, а затем колхозов, совхозов до периода 60-70 годов, отчётливо видно, что пасеки были исключительно стационарные, по количеству пчелосемей не более 60-80, позднее стало 110-130. Менялась форма собственности, государственные законы, ответственность и подчинённость пчеловодов. Но здесь надо уловить и осознать незримую, но очень тонкую грань, которая была обусловлена круглогодичным проживанием пчеловодной семьи на пасеке. Дело в том, что, живя всей семьёй на пасеке, хотя формально пчеловодом, допустим, был глава семейства, а помощником на полгода была жена, то всё равно в рабочий процесс вовлекалась вся семья. Тем самым поневоле, подсознательно пасека всегда воспринималась как собственность, она была кормилицей даже в самые строгие режимные времена.

Поэтому вырабатывалось бережное, заботливое отношение к ней, иначе можно было лишиться этого источника существования. Более того дети приучались к труду с самых малых лет, воспитывалась профессиональная преемственность, так возрождались семейные династии, поддерживались традиции. Единение с природой по определению классиков всегда имело воспитательное значение, моральное богатство и совершенство.

Если было посмотреть на горную местность Алтая того периода с высоты птичьего полёта, то карта выглядела так: по долинам среди гор протекают большие реки, к ним присоединяется множество более мелких речушек и ручейков. Долины, распадки, балки, лога, имея различную конфигурацию рельефа, и к тому же южные, северные склоны в изобилии покрыты медоносной растительностью. Все такие места были заполнены пасеками, расстояние между которыми могло быть от 3 до 15 км. Главным транспортным средством были лошади, а позднее на помощь пришли трактора и вездеходные автомобили. Зимой хорошей дорогой служил лёд замёрзших рек, а летом на полноводных реках сплавлялись на плотах. Дороги в проезжем состоянии поддерживали сами пчеловоды.

Зимой самый дальний пчеловод в снегу поддерживал дорогу до ближнего соседа, а тот в свою очередь до своего и так по цепочке до населённого пункта. Летом совместными усилиями строили мосты, разбирали завалы, оползни и т.д. Такая обстановка заставляла и объединяла пчеловодов к взаимопомощи. Расстояние от населённого пункта до дальней пасеки могло быть самым различным, в зависимости от протяжённости рек, долин, но количество пасек, их плотность были очень высоки.

Таким образом, медоносная флора использовалась очень интенсивно, с максимальным охватом полезной площади, порой в самых недоступных таёжных уголках. Массив пчёл был однородный. Чистота среднерусских пчёл исключительная. О интродукции других пород никто и не мечтал. Приёмы и способы обращения с пчёлами были общепризнаны и однообразны для всех. Тогда и в голову никому не могло прийти, что к улью подходить в крагах, но без дымаря.

Все знали, что пчелы хоть и Божьи твари, а жалят всё равно больно, поэтому с ними надо обращаться вежливо и умело. Культура пчеловождения закладывалась, воспитывалась с детства наглядными примерами.

Более того в Советские времена существовала система пчелоконтор со штатом инструкторов, зоотехников по пчеловодству, которые следили за соблюдением прописанных правил разведения и содержания пчёл.

Дезинфекция ульев. Прокипячённые в щёлоке ульи

Они выполняли не только методическую, разъяснительную работу, но контролировали ход выполнения производственных планов, соблюдение зоотехнических норм, ветеринарных инструкций. В частности тогда по Алтаю незыблемым правилом была обязательная пересадка пчелиных семей после зимовки в чистые прокипячённые в щёлоке ульи. Горячий щёлок проникал в самые глубокие и мелкие щели, вымывал грязь и возможные патогенные микроорганизмы. После чего дно, стенки улья и разные принадлежности выскабливались стамеской, обмывались чистой проточной водой и высушивались на солнце. Микроклимат в таком улье превосходный, развитие пчёл бурное, что у местных пчеловодов бытовало выражение: «пчёлы множатся, словно опара поднимается.» Современные пчеловоды не утруждают себя кипячением, обходятся более быстрым огнём паяльной лампы. Но огонь не вода в деревянные зигзаги не проникает, нечистоты там остаются, зато дерево темнеет, обугливается, эстетичный вид неприглядный и микроклимат не улучшается.

Два основополагающих постулата здоровья пчёл того периода: отсутствие инородного, внешнего завоза, соответственно, не поступало заразной инфекции и очень скрупулёзное соблюдение чистоты. Кто не хотел бы иметь сегодня на пасеках таких здоровых, но не очень, «правильных» пчёл?

Теперь давайте попытаемся проанализировать, оценить положительные и отрицательные стороны того пчеловодства. Конечно, взгляд и оценки будут с современных позиций, но при всём этом следует учитывать и понимать ту конкретную обстановку как в экономическом, так и морально этическом и бытовом плане. Как уже отмечалось выше, наглядно передавалась преемственность, дети с детства осваивали азы пчеловодства и не только, многие из них выходили в лидеры. Таёжная жизнь подвигала к охотничьему промыслу, а это очень хорошее финансовое подспорье.

Здоровый образ жизни: рыба, ягоды, грибы

Хариус и таймень для пчеловодов были обычным блюдом. Ловить их умели и мальчики и девочки. Браконьерства не могло и быть. Сегодня же эти рыбы в красной книге. Живя постоянно на пасеке, семья пчеловода заботилась об окружающей природе. От пасек никогда в лес не уходил пожар. Люди были кровно заинтересованы в охране окружающей природы. Многие пчеловоды были егерями. Занимаясь охотой, заботились, чтобы было и воспроизводство промысловых зверушек и птиц. Поэтому не оскудевали ни леса, ни реки.

В такой первозданной природе, где великаны — дягили вырастают выше всадника верхом на лошади, где абсолютно нет промышленности, ядохимикатов, загрязняющих производств, получали не сотни, а тысячи тонн чистейшего великолепного эксклюзивного мёда. Вот это был бренд, гордость Алтайского мёда. Наиболее насыщенной пчеловодной зоной была и долгое время оставалась горнолесная. Хорошо развито было пчеловодство и в горностепной зоне, особенно на переходной границе с лесной зоной. Такие места особенно богаты разнообразной медоносной растительностью. Слабее пчеловодство было в высокогорной зоне, ввиду очень короткого лета и слишком продолжительной зимы. Во многом мешала большая удалённость, порой за 50-70 км до ближайшего села. Естественно, дороги трудно проходимые, а иногда их полное отсутствие.

Пчеловодам центральной России, Украины, тем более южным областям Казахстана, Узбекистана, даже мысленно сложно представить, как пчёлы могут выдерживать безоблётный период от конца сентября до конца апреля. Задуматься только это 190-210 дней, больше, чем полгода. Двухметровый снежный покров — обычное явление, и может быть куда больше. Надо понимать и оценивать, сколько времени придётся ожидать, когда сойдёт, растает эта огромная масса снега, чтоб как-то можно было проводить какие — либо первые работы с пчёлами, прийти им на помощь и устранить возникшие недостатки, осложнения после столь длительной зимовки. Какие пчёлы ещё, кроме среднерусских, способны преодолеть столь суровый барьер?

Свежим примером является зимовка 2016-17 года. Последний осенний облёт на Алтае был 27 сентября. В январе пчеловоды стали жаловаться на карпаток и краинок, что в омшаниках они ведут себя уже возбуждённо, на летках появилась диарея, процент опоношенности перевали за 30, а у некоторых и за 50. В феврале обозначился отход свыше 60%. Есть пасеки, где уже не осталось живых. Генетический код этих пород отсчитал 120-130 дней без облётных и пора на волю, а тут ещё целых два месяца зимовки. Морозы трещат. Зима зимой. У себя на исторической родине у этих пород наступило время перехода в активное состояние. Кишечник полон экскрементов, фермента каталазы больше не хватает, диарея неизбежна. Задумываются ли пчеловоды над биологическим различием пород в поисках правильных пчёл?

Великое благо, когда осень выдавалась тёплой и весна — ранней

Тогда без облёта пчёлы просидят поменьше дней на 15-25. Так вот такие зимостойкие пчёлы на большой территории за Уралом и по Сибири были в абсолютной чистоте. В верховьях Катуни, под Белухой на высоте свыше 2000 м над уровнем моря, где картошка не растёт, пчёлки умудрялись приносить по 30-80 кг мёда на улей в зависимости от капризов погоды. Здешние пчеловоды понятия не имели о болезнях пчёл, моли даже не было. Как уже отмечалось, пчеловодство было исключительно стационарное, миграции за пределы своего региона не было. Организация новых пасек или перемещение имеющихся в более лучшие медовые места редко превышали сотню километров. Для них тогда болезни пчёл были тем же самым, что сегодня африканская эбола для россиян. Но любопытные пчеловоды и учёные задались целью улучшить породу разводимых пчёл, так как они не совсем «правильные».

Для напоминания о недостатках в пчеловодстве того периода следует отметить, что основная масса пчеловодов не владела способами искусственного вывода маток и в большинстве своём использовали роевых и иногда свищевых. Постоянный отбор и использование роевых маток поневоле приводил к усилению нежелательного роевого признака. Получалось наоборот, бессознательно, но массово разводили роевых пчёл. При всём уважении к ветеранам того периода, искусственный вывод маток был непреодолимым барьером. Конечно, современные пчеловоды вооружены искусственными сотами Джентера, Никота и т.д. Всё это несравненно облегчает процесс. И современные пчеловоды искусством вывода маток обладают несравненно лучше.

В 60-70-е годы по Сибири начали породные испытания. Параллельно зародилась тенденция звеньевого обслуживания пасек, для чего нужны более хорошие дороги. Но самым разрушительным при этой форме ведения хозяйства явилась обезличка пасек. Попытка экономистов уравнять пчеловода с заводским рабочим явилась глубочайшей ошибкой. Вновь у крестьянина вырвали корни собственника. Ведь живая пасека никак не может быть равнозначной железному станку. С этого периода начался отток жильцов с пасек. Работа наездом равнозначна временщику. В запустение пришли строения, обветшало жильё. За главный экономический показатель было взято количество обслуживаемых семей звеном, а не выход мёда на закреплённый улей. Это было началом конца в организационно — экономическом направлении.

Следующим поворотом в судьбе пчеловодства стало кочевое пчеловодство. В степной зоне в связи с интенсивным возделыванием кормовых культур для животноводства, а также гречихи и подсолнечника возникла большая потребность в опылении этих культур. Поэтому всё большее количество пасек становятся кочевыми. Со временем ввиду бездорожья пасеки стали перебазироваться из тайги и оставаться в степной зоне. Ввиду мобильности пасеки стали обустраивать не только вблизи деревень, но и непосредственно в населённых пунктах. В таких условиях кочевого пчеловодства звеньевая система оказалась более приемлемой, чем в тайге, в горах. Важность пчелоопыления в повышении урожайности способствовала развитию пчеловодства степной зоны. Вскоре степная зона стала также привлекательной для отрасли пчеловодства.

Окончательной гибелью таёжного пчеловодства стали 90-е годы реформ

Причин, кроме общеизвестных кризисных, здесь несколько индивидуальных. Это бездорожье, отсутствие самых элементарных бытовых условий ввиду удалённости от населённых пунктов. Постоянное удорожание транспортных расходов повышает себестоимость произведённого мёда, который становится неконкурентным и убыточным. Невозможно было без надзора оставить пасеку, если пчеловоду требовалось по делам отлучиться на 2-3 дня. Мародёрство, грабёж, криминал — всем эти прелести хорошо памятны. А сколько вымерло деревень, некогда процветающих, а об единичных обособленных пасеках и говорить нечего. И если где-то сохранились таёжные пасеки, то это благодаря фанатикам-отшельникам. Их тоже пора заносить в красную книгу. Поменялись экономические условия, рухнули и сокровенные нормы морали.

При всей сложности кризиса, пчеловоды степной зоны оказались в более выгодном положении. Поскольку пчеловодство степей кочевое, значительно возросла продуктивность пчелосемей, так как в этот период на Алтае, в степях Казахстана стали увеличивать посевные площади под гречиху и подсолнечник. Вместе с тем при кочевом ведении хозяйства создались условия по окончании медосбора пчёл на зимовку привозить домой в деревню, на хутор, в городской частный сектор. Таким образом, обеспечивалась охрана пасеки от разграбления.

В кочевом пчеловодстве появилась новая тенденция пакетного пчеловодства. Сама по себе идея не новая, но на данном историческом этапе она обрела роль чисто коммерческой. Инициаторами движения стали пчеловоды южных республик. Пользуясь благами ранней весны, они имеют хорошие условия для разведения пчёл и продажи ранних пакетов, что очень привлекательно для сибирских условий. Предприимчивые, оборотистые ребята придумали схемы продажи пчёл под залог будущего мёда, после продажи которого у покупателя появляется возможность рассчитаться с долгами. Внешне казалось бы всё вполне пристойно, тем более как вариант борьбы с кризисом.

А что на практике?

Пакеты пчёл поставляют как достойного качества добросовестные производители, так и откровенный брак. Огромное количество пчёл разного породного состава, рассредоточенный у покупателей в пределах одной замкнутой территории, неизбежно приводит к межпородной гибридизации. Таким образом чистопородный состав местных среднерусских пчёл исчез. Хуже того привезли и размножили букет болезней пчёл. Ещё обнаружилась проблема чрезвычайной важности — это фальсификация мёда. Возникла она под воздействием нескольких факторов.

Прикупив полудохлые пакеты неизвестной породы, пчеловод тратит немало сил и средств, чтобы они хоть как-то обрели силу. Но это происходит на исходе лета. А как от них получить доход? Поэтому многие нашли выход закормить их сахаром, откачать мёд, а пчёл закурить. Ловкачи быстро сообразили, что можно получать хороший доход при насыщенном кормлении сахаром. Поэтому методика ведения пчеловодства упразднилась до минимума. Кормушка ведерной ёмкости уже стоит на каждом улье и тонны сахара подвезены. Ещё проще в степи, где никто не мешает организовать общую кормушку, только подвози сахар.

Изработавшиеся семьи объединяют, и процесс продолжается дальше. Оставшиеся в живых вновь объединяют до полного израбатывания. Таких пчеловодов не волнует породный состав, болезни пчёл, исход зимовки, дискредитация мёда как бренда, да и просто достойного продукта. Всё заточено под доллар. Обманутые люди разочаровываются в полезности мёда, в его превосходстве перед другими сладостями. От этого растёт недоверие к пчеловодам в целом, мёд теряет свою привлекательность, популярность, падает престиж отрасли. Зато пиарщики трубят о прогрессе новых технологий.

Давайте положим на чашу весов и сравним то прошлое пчеловодство и это популярное современное. Остаётся задуматься, кому выгоден этот беспредел?! На кухне многие ропщут про продовольственный фальсификат, но тогда почему мы не замечаем припальцованного господина, который без зазрения совести учит, как можно качать стабильно по 150 кг мёда с пакета четырёхрамочного. Да ещё и мёд любой гамы цветов.

Есть ещё одна проблема неправильных пчёл

Традиционно занятие пчеловодством было крестьянским уделом. Иметь на подворье скот, домашнюю птицу, пчёл считалось обычным явлением сельской жизни. Каждый сельский человек знал, что бык бодает, гусь больно щипает, конь лягает, а пчёлы больно кусают и т.д. Поэтому каждый с детства знал меры безопасности и правила обращения со всеми видами. Сельский быт, ведение хозяйства всегда на виду, зачастую связаны взаимопомощью. Для крестьянина земля — мать родная, хлеб всему голова, корова — кормилица, пчёлы Богом сотворены. Поэтому каждый сельчанин душой воспринимал эти ценности, они оставались главными жизненными ориентирами. Поэтому никому и никогда в голову не приходило писать жалобу, чтобы сосед убрал пчёл из палисадника, так как его пчела вдруг ужалила.

Что мы наблюдаем сегодня. Деревня стала мачехой. Вековые сельские традиции заменили западной «цивилизацией». Взаимопомощь заменились враждой, злобой, собственным мнимым превосходством. И если пчела ужалила обиженного, даже заезжего, сразу начинаются разборки, выяснения, почему забор не такой, не в том месте и т.д. Каких только законов не напридумывали, каких только ветеринарных правил не насочиняли, осталось только карту полётов пчёлам составить. Неужели разумным людям не приходит в голову, что пчела в возбуждённом состоянии способна обогнуть любой забор. В прошлом сельчане знали, отчего пчёлы злятся и как можно избежать ужалений и не нужно решать проблему в суде.

Существует множество некомпетентного, порой и уродливого обращения с пчёлами хозяев пасек. Примеров тому великое множество из интернета. Причём видеоролики выставляются в качестве обмена опытом. Когда экипированный «медведь» начинает любоваться прелестями жизни пчёл, то интеллигентная барышня соседней дачи должна срочно ретироваться. Дело опять заканчивается жалобами, обидами, непримиримой враждой. Хотя надо понимать, что пчёл заводить не везде возможно. Для начала следует внимательно изучить правила обращения с ними. Чаще всего неудачники решить проблемы злобливости пчёл пытаются путём замены породы пчёл.

При этом ничуть не задумываясь, что тем самым могут основательно повредить племенному делу пчеловодам промышленных состоявшихся пасек в результате миграции трутней. Результат известный – генофонд соседних пасек подпорчен основательно, годы кропотливой работы ушли насмарку. А тот любитель вновь продолжает искать правильных пчёл. Такие бесконечные поиски правильных пчёл кроме вреда ничего хорошего не принесли. Каждая порода по-своему хороша, но только в ареале её своего собственного природного обитания. В поисках для учёного гения существуют пределы, а для глупостей их нет. Жизнедеятельность людей подвержена мощному психологическому, моральному воздействию окружающей обстановки. Насколько порушены моральные ценности одним желанием – разбогатеть любым способом.

Кто-то торгует южанками для Сибири, кто-то самодельным мёдом, но оба бизнесмены, предприниматели. Они-то точно знают правильных пчёл, потому как доллары имеют и простачков ловко дурят. Когда видишь рекламу из Ташкента для предпринимателя Башкирии по продаже пакетов, мороз по коже проходит, как можно ради этих зелёных денег губить уникальную популяцию заповедных пчёл. Единственный в мире, буквально золотой генофонд бурзянских пчёл. Ведь летят рои, летают и оплодотворяют маток трутни и такой вал близится к заповеднику. Неужели карман отдельных господ важнее общенародных ценностей? Человек без памяти, что река без истоков.

На фотографии видна работа среднерусских пчёл. Отчётливо видны грани запечатанных ячеек. Разве не умиляет белизна сота, красота работы!?
Пасека – источник нравственного благоденствия! Не оскверняйте, пожалуйста, её.

Работа среднерусских пчёл

Работа среднерусских пчёл

Американские гости Эн и Боб на нашей пасеке. Как видите и со среднерусскими пчёлами можно мирно жить даже без сетки. Ну как тут не вспомнить В.А. Губина: «Трудно улучшить то, что природа улучшала миллионы лет.»

Американские гости Эн и Боб на нашей пасеке.

Американские гости Эн и Боб на нашей пасеке.

Автор: Гусляков М.И.

Источник: apiworld.ru



Оставьте своё мнение:





Вы ищите где купить натуральный мёд - тогда мы ищем Вас! (с)

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Сео анализ сайта