Продажа натурального мёда в Красноярске

Сибирский мёд с предгорья Саян

Фермерское хозяйство семьи Старчевских. Красноярский край, Боготольский район.

Жми чтобы выбрать мёд

24honey.ru

Интернет-магазин


Магазин №1

Новосибирская, 5


Магазин №2

Парижской Коммуны, 9





Пять условий успешной работы пчеловода

Опубликовано: 21 Янв 2013. Просмотров: 2 948. Печать страницы
Знатный пчеловод В. Ф. Шалагин

Знатный пчеловод В. Ф. Шалагин

(Из беседы со знатным пчеловодом В. Ф. Шалагиным)

Василий Федорович Шалагин не только передовой пчеловод Советского Союза, но и пионер, зачинатель движения   передовиков в пчеловодстве.

Вот как я познакомился с этим незаурядным человеком.

В феврале 1936 года в Москву впервые съехались на Всесоюзное совещание передовики социалистического животноводства, а вместе с ними и передовые пчеловоды. Мы узнали имена мастеров высоких медосборов, поняли, что нужно изучать передовой опыт, сделать его достоянием всех пчеловодов.

На этом совещании присутствовало 8 пчеловодов, получивших в 1935 году рекордные в стране сборы меда. Все они были награждены орденами Советского Союза. Трое из них были сибиряки: красноярец В.Ф. Шалагин, алтайцы А.А. Маршалкин и А.В. Акимова. Но из сибиряков    высшую награду — орден Ленина — получил только В.Ф. Шалагин.

Вскоре я поехал в Сибирь повидать Шалагина, Маршалкина и Акимову с целью обобщить опыт их работы. Больше других меня интересовал Шалагин, хотя бы уже потому, что из числа восьми награжденных пчеловодов он дал наивысший показатель — почти по 10 пудов меда в среднем   с пчелиной семьи.

Прошел, правда, слух, что Шалагину помог стать передовиком кипрей.     Спору нет, кипрей — очень сильный медонос. Я сам когда-то в Вологодской области получал с кипрея по 65 кг меда от семьи.

А Шалагин получил по 157 кг мёда с пасеки в 105 семей пчел. Личный опыт мне подсказывал, что приписывать успехи Шалагина только одному кипрею нельзя.

Дело прошлое, но уже тогда мне было понятно, что и  Маршалкин и Акимова в приемах работы и кругозоре далеко уступают Шалагину. И впрямь, о Маршалкине мы больше ничего и не слыхали. Акимова тоже лет через 5 сошла со сцены, а Василия      Федоровича Шалагина вот уже 20 лет мы знаем как знаменосца все время растущей колонны передовых пчеловодов.

О приемах работы т. Шалагина писали много и долго. Чтобы не повторяться, мы не будем возвращаться к ним, а лучше поговорим о путях-дорогах передовика в нашей стране.

О выдающемся пчеловоде В.Ф. Шалагине

Интересно сложилась судьба Шалагина. Вскоре после награждения его    как выдающегося пчеловода пригласили работать в Управление пчеловодства Наркомзема РСФСР. Он некоторое время проработал заместителем начальника управления и порядочно успел сделать для развития  колхозного  пчеловодства. Именно в этот период была создана конструкция шалагинского улья, который получил широкое распространение на пасеках в северных областях страны. Словом, как работник аппарата В.Ф. Шалагин проявил себя с лучшей стороны. Служебная карьера Шалагину была явно обеспечена. И кто знает, на каком бы высоком посту он находился сейчас, если бы не тоска по-живому делу, своему колхозу, по пасеке. Еще до войны он вернулся из Москвы в родной колхоз. Стало ясно, что ему по душе только работа на пасеке.

Тов. Шалагин живет в г. Ачинске, Красноярского края. Там он сначала заведовал опытной пасекой Института пчеловодства и остался на той же работе после передачи пасеки Ачинскому сельскохозяйственному техникуму. Пасеку он, конечно, держит не в Ачинске, а в глухой тайге, около кипрейных зарослей.

Чудесно на пасеке в солнечный день! Куда ни взглянешь — цветов-то, цветов! Немолчная музыка снующих в воздухе пчел ласкает слух. Полной грудью вдыхаешь запахи леса и таежных трав. Приятно отдохнуть, прилечь на траву в тени под березами. А если все гнезда приведены в порядок, на пасеке нет роевой горячки и причин для воровства, почему не отдохнуть, не потолковать не спеша. Ведь столько у нас, пчеловодов, еще не решенных важных вопросов, личных мнений и убеждений.

Условие №1  Сильные семьи

— Не можете ли вы, Василий Федорович, учитывая свой богатый опыт, сказать читателям нашего журнала, что вы считаете самым важным в деле повышения доходности колхозных и совхозных пасек?

Шалагин задумался на несколько секунд, что-то перебирая в памяти.

—   Вспоминая свои ошибки и удачи, я пришел к выводу, что нельзя пускать в зиму ни одной слабой семьи. Если в хозяйстве есть хороший зимовник, то сильные семьи и после зимовки сохранят свою силу. Просто не хочется повторять прописное правило: сильные семьи редко болеют, обеспечивают себя кормами в плохой год, а в хороший дают большой доход. Я сам не держу на пасеке слабых семей и другим не советую.

Шалагин так был убежден в правоте своих слов, что даже привстал  сорвал целую горсть травы и с досадой разбросал ее.

—   Какой же медосбор был на вашей пасеке за последние годы? — спрашиваю я.

—   Годы 1955 и 1956 по нашей местности нельзя назвать хорошими для пчел и все-таки в 1955 году я получил по 108, а в более плохом, 1956 году — по 90 кг валового меда в среднем от семьи. Воску я каждый год получаю более 1 кг на семью.

—   Но сильные семьи требуют очень много корма. Что они будут делать  до   главного  взятка?

— Весенних медоносов в Восточной Сибири вообще немного, а из-за плохой погоды весенний взяток у нас неважный. Часто медосбора вообще не бывает до начала июля, пока не зацветет кипрей.

Я ждал, когда Шалагин заговорил о кипрее, но не делал никаких намеков. Теперь, конечно, я тоже взял кипрейный курс.

—   Василий Федорович, а если кипрей подведет? Ведь он долго не держится на одном месте. Это растение любит селиться по гарям, а при современных методах борьбы с лесными пожарами их будет все меньше и меньше. Может быть, помните, что случилось с передовиком О. Ф. Филатовой в Мосальском районе, Калужской области, когда там молодняк лиственных пород вытеснил кипрей?

Всем своим видом Шалагин являл зрелище решительного протеста.

—   Ну нет, кипрей сибиряков не подведет. Вы забываете, что есть решение правительства    перебазировать лесозаготовки на Восток. Кипрей так же хорошо растет по вырубкам  как и на гарях. В связи с этим у меня возникла прямо-таки идея. А нельзя ли и пчеловодство частично перебазировать на Восток, чтобы полнее использовать богатую сибирскую медофлору — кипрей, лесную малину, дягиль? Вот вы спрашиваете, что будут делать сильные семьи? Да знаете, когда откроется взяток, они так штурмуют медоносы, на пасеке стоит такой лёт, что почти видишь, как медовый ручеек течет из леса в ульи. А если пчел в Сибири будет больше  а колхозы повсюду в СССР станут держать только сильные семьи, тогда не как в сказке, а в самом деле потекут по нашей стране медовые реки… Ведь эта вековая народная мечта может сбыться тем более теперь, когда колхозы сами планируют развитие сельского хозяйства по отраслям и культурам. Ведь пчеловодство — наидоходнейшая отрасль, если взяться за нее как следует.

В воздухе потемнело: небольшое, но плотное облако закрыло солнце. Пчелы торопливо, тучей возвращались на пасеку. Их было такое множество, что стало еще темнее. Сразу было видно, как много пчел живет в каждом улье и как близко от пасеки находятся медоносы, на которых они работают.

Условие №2  Обилие доброкачественных кормов

—   Василий Федорович, вы все-таки не ответили на вопрос о весенних кормах для пчел?

—  Да, при нашей весне кормов в ульях должно быть много. Взять, к примеру, 1957 год. 19 мая, когда верба была в цвету, выпал снег. Не то что за взятком  в такую погоду и подкормить-то пчел трудно. Беда, у кого после выставки окажется в ульях по 2—3 кг меда; в ближайших от Ачинска колхозах этой весной порядочно пчел погибло от голода и бескормицы. Да что весна, у нас и в начале июля пчелы могут погибнуть от голода, если не хватит прошлогоднего меда. Ясно, что семьям надо больше оставлять кормов на зиму. Тогда любая весна не страшна. Пчелы лишнего не съедят, а будут сыты, хорошо подготовятся к взятку и  десятикратно окупят израсходованные корма.

—   Вы правы, Василий Федорович. Теперь каждому ясно, что кормов для пчел жалеть не надо. А ведь было время, когда на Кубани и 10 кг считали хорошим запасом  а в средней полосе — пуд. Помню лет 25 тому назад я слушал доклад профессора Филиппса, приезжавшего к нам из США. Так знаете  что он сказал о кормах. Оставляйте, говорит, семьям по 30кг меда на зиму, и вы увидите, что из этого получится!

—   Ну, до этого я американских профессоров не слушал, но оставляю зимне-весенних запасов действительно до 30 кг на семью, а иногда и поболее.

Я, например, никогда не подкармливаю пчел ни весной, ни осенью, да у меня на пасеке и кормушек-то сроду не бывало. Зимой гибели пчел от голода тоже не случалось. Так к чему я это говорю: кто мало оставляет пчелам корма, тот уподобляется человеку, рубящему сук, на котором он сидит. Пчеловод, экономящий на кормах, делает первую и самую грубую ошибку.

—  А как насчет качества кормов? — спросил я Шалагина. — Ведь вы работаете в лесу, так сказать на падевых угодьях?

—   Скажу прямо: пади надо бояться пуще бескормицы. Красноярские пчеловоды никогда не забудут 1954 год. Тогда после плохого взятка пчелы залили гнезда падевым медом, а заменить его сахаром почти никто не побеспокоился. И что же? От пади у нас в крае погибло около 10 тысяч семей. Это было большое бедствие. В нашем Бирилюсском районе недосчитались почти 2000 семей. До 500 семей погибло на гарях только вокруг нашего точка. Посмотрели бы вы, что творилось на этих пасеках! В колхозе имени XIX партсъезда на одном точке погибли все 88 семей, на другом — на три четверти и остальные две пасеки сильно пострадали.  В колхозе имени Пушкина погибли все пчелы — 118 семей. А ведь я предупреждал председателя колхоза т. Мурачева, звонил ему по телефону. Он поблагодарил меня за заботу и ничего   не сделал.

Со многими пчеловодами я лично беседовал еще осенью, говорил, чтобы обязательно выкачали из ульев падь. На мой призыв откликнулся и спас пасеку только П. М. Белоусов, пчеловод колхоза имени Чкалова.

— Почему же они так поступили  По-моему, у нас уже нет таких пчеловодов, которые не знают, что оставлять падевый мед в зиму нельзя.

— А очень просто. Во-первых, их подвел собственный же опыт. Падь у нас бывает часто, и пчеловоды знают, что в ульях она есть, но пчелы и на таком меду иногда зимуют. Почему это происходит? Да, кто его знает: то ли пади в гнездах немного  то ли она не слишком вредная  Ну, не без того, опоносятся пчелы, частично ослабеют, погибнет несколько семей. Вот пчеловод и думает — гадает: хуже прошлогоднего  авось, не будет. Во-вторых, падевый мед у нас пчелы часто запечатывают  А уж если сами пчелы не забраковали, то пчеловод и вовсе считает, что падь не слишком вредна, хотя на деле выходит иначе  В-третьих, кому же охота возиться осенью с выкачкой меда из гнезд, а потом кормить пчел сахаром  кормить да оглядываться, как бы не запоздать с этой работой, иначе пчелы не запечатают подкормку и она забродит в сотах — и будет в гнездах то же самое, если не хуже.

Не так-то легко, особенно весной или осенью, пробраться по тайге на пасеку к т. Шалагину

—   Василий Федорович, расскажите, как вы заменяли падевый мед в ульях? Это интересно узнать нашим читателям.

—  А вот, когда осенью 1954 года мы поняли, что надеяться нам не на кого, разве только на самих себя, взялись мы с помощником за выкачку меда из гнезд. Сначала думали освободить от пади только те рамки, где нет расплода, а пришлось качать их все подряд, благо расплод в основном был печатный. Короче говоря, откачали начисто всю пасеку. После выкачки в ульях оставалось меда не больше, как килограмма по два. Ну и помучились же мы со срезкой печатки, а особенно с выкачкой и переноской рамок в помещение. Сколько рамок попортили, особенно новых. Мед был густой, и свежие соты в медогонке ломались. Но все-таки управились. Сдали выкачанный мед Заготконторе Райпотребсоюза, а на все вырученные деньги купили сахар.  Его по весу оказалось даже больше, так как сахар всегда дешевле меда. В результате, кроме своего труда, мы на это дело не затратили ни одной копейки. Ну, стали кормить пчел. Время было позднее  погоды особенной ожидать не приходилось. Наливали сироп прямо в соты из чайника, заполняли сразу по 4-6 рамок с обеих сторон. За сутки почти все семьи, успевали переработать сироп. Вот так и повторяли подкормку 2-3 раза, давали по 6-9 кг корма за один прием.

Уголок пасеки Ачинского сельскохозяйственного техникума, на которой работает В. Ф. Шалагин

—   Ну, а воровства не было?

—   Не обошлось, конечно, и без неприятностей. Более сильные семьи успевали переработать корм в течение ночи, а днем нападали на отстающих. С воровством этим мы справились легко. Задавали  нападающим семьям новую порцию корма  и весь их воровской пыл, как рукой снимало. И хотя ни одной семьи разграблено не было, первое впечатление от подкормки было неважное.    Но    когда    дней     через пять   проверили   ульи,    на душе стало легко: почти   весь   корм был уже запечатан, пчелы успокоились и никаких следов от нашей операции,  кроме искалеченных    и залатанных пчелами    сотов,    не было. Зимовка прошла прекрасно, и летом 1955 года пчелы хорошо   оплатили наши труды.   Пчеловод   Белоусов, заменивший падь по моему совету, по показателям 1955 года стал участником ВСХВ. Многие же другие пчеловоды погубили пчел из-за беспечности и зазнайства.    Так   вот я и говорю:    кто оставляет пчелам на зиму плохой    корм,    тот делает вторую непростительную ошибку.     Он и себе плохо делает, и тормозит   развитие нашей отрасли в целом по стране.

Условие №3 — Хороший улей, приспособленный для своей местности

— Ну, а еще что вы посоветуете пчеловодам?

Василий Федорович оживился. Я подумал, что он заговорит о своем улье — и не ошибся.

— Хороший    теплый    улей,  вот что! Чтобы вы поняли меня, я еще раз    напомню    о нашей   холодной весне   1957 года.  Вот когда вернулись холода, земля    побелела,  как зимой, а на лозняке вместо цветов висели шапки    снега,    затопил я в хате железную    печку и тоскливо смотрю в окно.    Гляжу, бежит ко мне председатель    колхоза    имени Чкалова т. Юрпавлов. Еще с порога кричит: «Беда,    Шалагин,    и во всем    виноват    ты!»    Спрашиваю: «В  чем  дело?» «А как же, — говорит,  — кто как не ты    сагитировал меня увеличить пасеку?    Вот я и купил     в   Андреевском     колхозе 48 семей, заплатил более 12 тысяч, а теперь они подохнут все. « Почему, — спрашиваю,   — подохнут?» «Так они ж не в ульях, а в каких-то ящичках сидят, все перемерзнут! — кричит Юрпавлов. — Видишь, какой снег    валит?»    А   я и говорю ему: «Влип-то    ты, председатель,    влип, только твои пчелы не в ящиках сидят  а в одностенных ульях». «Я вот не пчеловод, а как только дождусь тепла, пересажу, если пчелы выживут, в добрые двустенные ульи. Не пойму, о чем в Андреевском-то колхозе думали? Довели, головы садовые, пасеку до ручки и всунули мне эту дряни да еще деньги взяли».

На березах еще не лопнули почки, а на семьи, если они были сильны  с осени и хорошо перезимовали, почти впору ставить магазинРассказ Шалагина рассмешил меня до слез, и мы оба долго хохотали,  а когда угомонились, он начал объяснять мне преимущества двустенного улья.

— Мне хочется вразумить тех пчеловодов — «философов», которые игнорируют теплый двустенный улей и даже не заботятся об утеплении гнезд. Нет, мы водим пчел только в теплых ульях и еще как следует их утепляем. Это при наших обильных запасах доброкачественного корма обеспечивает хорошее развитие семей весной, а отсюда — и высокие сборы меда. Подумайте только, сколько лишней энергии тратят пчелы на обогревание гнезд в холодных, плохо утепленных ульях? Сколько понапрасну расходуют корма, насколько это сокращает жизнь самих пчел? А отсюда недалеко и до заболевания семей. И это бывает не только весной, но и осенью.

Я пытался возражать Шалагииу, что для южных районов нашей страны, например для Кубани, двустенный  улей не нужен.

—   Да я не о Кубани говорю, наша страна велика. Я за то, чтобы в Сибири, на Урале, или, скажем, в той же Вологодской области не морозили пчел в одностенных ульях. Ни к чему это. Вот тоже говорят, что мой улей не идеален. Согласен, не спорю, вот поэтому-то уже почти три года и работаю над новой конструкцией. Хотите покажу?

Мы прошли на край пасеки, где, выстроившись в ряд, стояли новенькие, еще не крашенные ульи. Эти ульи тут же на пасеке делал столяр, он же помощник пчеловода.

—   Давайте расскажем пчеловодам о новой конструкции улья, — предложил я Шалагину.

—   Нет, еще не пришло время, сначала испытаю их сам. А пока можете сообщить моим товарищам, что в новой конструкции я стремился найти выход из того неудобного положения, когда в улье уже тесно, а магазин ставить еще рановато, да и по погоде не пришло время. Я уже испробовал 4 разные конструкции. В последней эти неудобства устраняются увеличением гнезда, и поэтому магазин можно ставить позднее, хотя он тоже утеплен. Полагаю, что в таком улье будет гораздо удобнее работать, чем в двухкорпусном, а результаты будут не хуже.

Я обратил внимание на улей необычных размеров, находившийся недалеко от нас.

—  Да это наш улей «Сибиряк»,— ответил Шалагин на мой недоуменный вопрос. — Держу для интереса, да и для меда. Устарел, конечно, этот праулей, но ничего не скажешь, — хорош! Не поверите, этим летом отпустил он рой весом в 5,2 кг. Бывало и меду из него выкачивали до 20 пудов. Вот вам и «Сибиряк»! Глядя на него, разве можно сомневаться, что значит для пчеловода улей. По-моему, закорми пчел, а если улей холоден или тесен, не будет проку. Так-то! Вот это и будет третья   ошибка.

Условие №4 — Высокопродуктивные яйценоские матки

—   А еще от чего особенно зависит медосбор?

—  Давайте поговорим о матках. Нет, — сказал Шалагин, — заметив, что я посмотрел на часы. — Нет, я не собираюсь читать вам лекцию о племенной работе. О ней теперь все знают. Лучше расскажу о смене маток. Так вот, прошлым летом задумал я сменить в ульях всех маток поголовно. Помощнику не понравилось мое намерение: работы, видите ли, будет много, трудно это выполнить. «Трудно? — переспросил я, — а скажи, ведь лучше пасека станет, когда все матки будут молодые?» — «Конечно, лучше», — отвечает он. После такой подготовки даю команду: «Ну, раз лучше, значит к смене маток готовсь!» И, конечно, сменили всех маток до единой. А ведь сколько у нас еще таких пчеловодов,    которые держат очень старых маток и даже не знают, какого они возраста, а тоже, небось, хотят иметь сильные семьи и хороший медосбор. Я хорошую матку считаю четвертым условием успешной работы пчеловода.

Условие №5 — Хороший зимовник

—   Василий Федорович, сколько же можно ставить условий? Не горек ли пчеловоду мед будет?

—   Не беспокойтесь, я выдвигаю всего только пять условий. Последнее мое условие — хороший зимовник. Неразумен тот пчеловод, который держит пчел зимой в плохом помещении. Ведь хороший зимовник и благополучная зимовка — это залог успехов пчеловода в будущем сезоне. У меня вот уже 22 года пчелы зимуют в полуподземном зимовнике, устроенном под жилым домом (о нем сообщалось в журнале, да и в некоторых учебниках его подробно описывали). В соседних от нас колхозах тоже все зимовники такие. Только строить его надо на холме, со скатом на все стороны, и не забудьте подвести сточные лотки под крышу. И хорошо же зимуют пчелы в таких помещениях! Хотите верьте, хотите нет, а нынче во время весенней ревизии стамеска даже шуршала по сухим доньям, на которых лежали одни только восковые крошки, а подмору почти совсем не было. Поноса тоже ни единого пятнышка.

*    *    *

О многом долго вели мы задушевную беседу, обо всем не расскажешь. Но я понял: все главное, что наболело и не давало покоя Шалагину, было высказано и записано. Однако наш очерк будет не полон, если не рассказать еще о некоторых особых приемах работы передовика.

Прежде всего он никогда — ни весной, ни осенью — не сокращает гнезд. Сильные семьи на его пасеке просто не нуждаются в этом, а, наоборот, требуют широкого гнезда, способного вместить много пчел, расплода и кормов. Сокращение гнезд, практикующееся почти всеми пчеловодами, он расценивает, как вынужденную    необходимость, вызванную неправильным ведением пчеловодного хозяйства. В сжатом гнезде, по мнению т. Шалагина, пчелы не проявляют обычного бурного стремления к росту, иногда даже готовятся к роению при наличии в гнезде 7 рамок. А долго ли запоздать с расширением гнезд и этим приостановить работу маток? Поэтому-то он предпочитает держать гнезда всегда на полном комплекте рамок. Это освобождает и пчел и пчеловода от лишнего беспокойства.

Столяр, он же помощник пчеловода, за поделкой ульев новой конструкции. На заднем плане виден праулей «Сибиряк».

Расширением гнезд Шалагин называет постановку магазинов и ставит их на ульи не перед главным медосбором, как это делают все, а вскоре после выставки. На его пасеке пчелы переносят в магазины почти весь мед, освобождая гнезда для расплода. Иногда он с осени оставляет в магазинных рамках до 8 кг меда на семью и этим пополняет весной кормовые запасы.

Полурамку Василий Федорович называет магазинной рамкой и вполне закономерно. Вместо обычных полурамок размером 435 X 150 мм он применяет в надставках рамку 435 X 200 мм, а верхнюю планку делает утолщенной до 35 мм.

Рои т. Шалагин предпочитает сильные и поздние, стремится к тому, чтобы они выходили перед самым главным взятком. Такие рои сразу берутся за работу, всегда обеспечивают себя кормами, а в очень хорошие полетки дают от 50 до 65 кг товарного меда.

Разговор наш явно подходил к концу. Вечерело. Тень от берез сползла в сторону, нас осветило вечернее солнце. Я всматриваюсь в Василия      Федоровича,      стараюсь подметить, какие перемены произошли в нем за последние 20 лет. Нет, он все такой же, разве чуточку располнел. И не постарел нисколько.

— Да, — задумчиво говорит он,— плохо ли, хорошо ли я работал, а вот уже третий год подряд являюсь участником ВСХВ…

Ничего не скажешь, он всегда был передовиком и теперь не собирается уходить с передовых позиций. На прощанье мы решили подытожить наши пространные рассуждения.

Итак, пчеловодство держится явно на пяти китах. Давайте вместе с вами пересчитаем их по пальцам. Сильные семьи — раз! Обилие доброкачественных кормов — два! Хороший улей, приспособленный для своей местности,—три! Высокопродуктивные яйценоские матки — четыре! Хороший зимовник — пять!

Не пот наступили последние минуты нашего разговора.

— Ну что же, Василий Федорович, передать на прощанье читателям нашего журнала?

— Я хочу,— говорит т. Шалагин, — чтобы крепло мастерство наших пчеловодов, чтобы сборы меда росли у нас из года в год. И вот еще о чем хотелось сказать. Всякую профессию человек, если он ее выбрал, должен освоить до тонкостей, быть мастером своего дела. Если какой пчеловод не поймет всю важность выполнения названных пяти условий для поднятия продуктивности пчел, тогда пусть он лучше попробует свои силы в другой отрасли и даст дорогу на пасеку молодежи.

Автор: В. Ю. Некрасов

Источник: журнал «Пчеловодство» 1958год, №1



Оставьте своё мнение:





Вы ищите где купить натуральный мёд - тогда мы ищем Вас! (с)

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Сео анализ сайта